Главная
О компании
Юридическая помощь и цены Юридическая консультация Юридическая помощь физическим лицам
Адвокаты
Партнеры
Новости
Публикации
Контакты  
Юридические услуги Наш офис:
197198, Россия, г. Санкт-Петербург,
Большой пр. П.С., д. 18
Время работы: пн.-пт. с 10 до 19
Рус Eng
(812) 718-69-18

Разделы:

Сделки с недвижимостью

Корпоративное право

Интеллектуальная собственность

Семейное право

Комментарии законодательства

Налоговое право

Ипотека

Судебная практика

Видео публикации


Партнеры



Корпоративное право


22 июля 2009

Изменение и расторжение договоров в условиях кризиса

В периоды резких колебаний конъюнктуры рынка значительно возрастает интерес участников оборота к правовым конструкциям, позволяющим изменить или прекратить обязательства, условия которых были согласованы в экономических обстоятельствах, существенно отличных от текущих, либо избежать ответственности за их неисполнение. Однако правовая норма может быть признана «работающей» лишь в той мере, в которой она востребована судами. И хотя недавние публичные комментарии Председателя ВАС РФ А.Иванова дают серьезные основания усомниться в действенности использования ст. 401 и 451 ГК РФ со ссылками на кризис, рассмотрим практику применения этих норм ФАС округов.

Прежде всего попытаемся решить непростую задачу формализации весьма широкого понятия «кризис», которым обычно описывают текущее положение как мировой, так и отечественной экономики.

Не претендуя на полноту и исчерпывающий характер, выделим лишь несколько факторов:

  • резкое изменение цен на товары, работы и услуги;
  • резкое изменение курсов иностранных валют к рублю;
  • отказ в предоставлении кредитов и изменение условий ранее выданных кредитов, а также задержка или прекращение бюджетного финансирования;
  • невозможность ввода в эксплуатацию объектов недвижимости.

Далее проанализируем, как суды оценивают данные (или схожие с ними) обстоятельства применительно к таким правовым конструкциям, как освобождение от ответственности за неисполнение обязательства ввиду обстоятельств непреодолимой силы (ст. 401 ГК РФ) и расторжение или изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК РФ).

Преодолимая сила

Норма п. 3 ст. 401 ГК РФ, дающая определение понятию «обстоятельства непреодолимой силы», фактически содержит в себе состав доказывания для защиты от применения мер ответственности. Обстоятельства, на которые ссылается неисправная сторона, должны носить «чрезвычайный и непредотвратимый при данных условиях» характер. Кроме того, должна быть доказана причинно-следственная связь между неисполнением обязательства и этими факторами. Приведенный законодателем примерный перечень случаев, которые не охватываются понятием непреодолимой силы (нарушение обязанностей контрагентами должника, отсутствие товаров на рынке и отсутствие средств у должника), дополнительно усложняет доказывание, поскольку такие исключения могут расширительно толковаться кредитором.

Неудивительно, что судебная практика крайне осторожно подходит к применению названной нормы и весьма редко предоставляет допустившему нарушение должнику защиту по этому основанию. Остановимся лишь на наиболее ярких примерах, подчеркивающих невысокую перспективность использования данного направления защиты со ссылкой на перечисленные выше факторы.

Резкое изменение уровня цен и конъюнктуры рынка неоднократно было примером правовой оценки судов кассационной инстанции, и практика последовательно отказывается признавать его обстоятельством непреодолимой силы.

Так, в Постановлении ФАС МО от 28.07.2005 № КГ-А40/6518-05-П суд округа поддержал выводы первой инстанции, указав, что «увеличение цены товара не относится к обстоятельствам непреодолимой силы, освобождающим от ответственности согласно статье 401 ГК РФ».

В Постановлении ФАС МО от 22.01.2007 № КГ-А40/9630-06 подчеркнуто, что «ссылки кассационной жалобы на финансовые трудности, возникшие вследствие невозможности реализации поставленной истцом продукции и отказа от нее розничных контрагентов, в обоснование освобождения его от уплаты неустойки не являются основанием для отмены или изменения обжалуемого решения».

В Постановлении ФАС МО от 03.02.2005 № КГ-А40/13350-04 кассационная инстанция сделала более широкий вывод: «Действие непреодолимой силы должно быть органически связано с конкретными гражданско-правовыми обязательствами сторон и быть непосредственной причиной невозможности их исполнения или ненадлежащего исполнения».

В судебной практике удалось выявить и пример обратного подхода: в Постановлении ФАС СКО от 17.03.2000 № Ф08-264/2000 сказано, что «в число таких обстоятельств (содержащихся в п. 3 ст. 401 ГК РФ. — И. А.) включается и резкое повышение уровня цен. По данному делу резкий рост цен (в том числе цен на муку), происшедший после августа 1998 года, при сохранившемся минимальном размере оплаты труда привел к невозможности обеспечить соотношение между отпускной ценой на хлеб и минимальным размером оплаты труда на уровне, установленном договором». Между тем особенности обстоятельств дела и распространенность противоположной позиции позволяют говорить об этом примере скорее как об исключении из общего правила.

Нетипичные колебания курсов иностранных валют к рублю были оценены в судебной практике, сложившейся по итогам событий 1998 г. Суды единообразно отвергают возможность квалификации этих колебаний по п. 3 ст. 401 ГК РФ.

В Постановлении ФАС МО от 29.01.99 № КГ-А40/3608-98 кассационная инстанция подтвердила позицию нижестоящих судов об «отсутствии обстоятельств, находящихся в причинной связи с ненадлежащим исполнением банком поручения клиента, которые можно было бы отнести к обстоятельствам непреодолимой силы в соответствии со ст. 401 ГК РФ».

А в Постановлении ФАС СКО от 05.01.2000 № Ф08-2993/99 окружной суд отменил постановление апелляционной инстанции, которая «не указала, какую роль сыграл скачок курса доллара по отношению к курсу национальной валюты России, имевший место в августе 1998 года, при перечислении банком валютных средств, принадлежащих истцу».

Равным образом и в Постановлении ФАС УО от 28.12.99 № Ф09-617/99-ГК подчеркивается, что ссылка ответчика на обстоятельства непреодолимой силы, вызванные ситуацией 17.08.98 и выразившиеся в том, что истец в связи с падением курса рубля по отношению к доллару США был лишен возможности приобрести нужное ему оборудование по ценам, оговоренным при заключении договора, несостоятельна.

Здесь также можно привести нетипичный пример, который тем не менее не идет вразрез с приведенной выше практикой. В Постановлении ФАС ПО от 23.12.99 № А55-5520/99-31 суд освободил импортера от ответственности за невозврат переведенной в оплату товаров суммы, поскольку он «оказался невозможным вследствие действия непреодолимой для истца силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств, каковым является резкое повышение курса немецкой марки по отношению к российскому рублю». При этом речь шла не о применении п. 3 ст. 401 ГК РФ, а о норме п. 3 Указа Президента РФ от 21.11.95 № 1163, которая хотя и оперирует понятием «действия непреодолимой силы», но регулирует не гражданско-правовую, а административную ответственность.

Отсутствие кредитного или иного финансирования не охватывается п. 3 ст. 401 ГК РФ в силу прямого указания на «отсутствие денежных средств у должника» и «неисполнение контрагентами должника своих обязательств», что находит отражение в сложившейся практике.

Несколько больший интерес представляют собой случаи, когда причиной неисполнения обязательств выступает отсутствие финансирования со стороны государства или муниципального образования. В подобных ситуациях суды, как правило, также отказывают в освобождении от ответственности.

В Постановлении ФАС СЗО от 29.05.2008 № А05-9980/2007 суд оценил отсутствие финансирования МУП муниципальным образованием как причину неисполнения денежных обязательств, которые «не относятся к чрезвычайным и непредотвратимым при данных условиях обстоятельствам». Была также сделана ссылка на формулировку об «отсутствии у должника денежных средств» и на разъяснения п. 5 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 08.10.98 № 13/14 «О практике применения положений ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами».

В другом случае тот же суд пришел к аналогичному выводу: «Несвоевременное бюджетное финансирование строительства не может быть признано основанием для освобождения ответчика от уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами» (Постановление ФАС СЗО от 18.10.2007 №А13-12643/2006-16).

Несколько особняком на этом фоне стоит практика ФАС Северо-Кавказского округа. С одной стороны, в ряде рассмотренных дел им применяется традиционный подход (см., например, Постановления ФАС СКО от 20.04.2006 №Ф08-1449/2006, от 13.09.2007 № Ф08-5960/2007 и др.). С другой стороны, в некоторых случаях ФАС СКО освобождал от ответственности коммерческие организации по причине отсутствия бюджетного финансирования, аргументируя это тем, что в определенных обстоятельствах деятельность коммерческой организации не является предпринимательской, и поэтому должен применяться общий принцип п. 1 ст. 401 ГК РФ об ответственности только при наличии вины.

Такая позиция отражена в постановлениях ФАС СКО от 09.06.2005 № Ф08-2397/2005 («деятельность ответчика по электроснабжению организаций, получающих электроэнергию с непредпринимательской целью, не может рассматриваться в качестве предпринимательской»), от 21.02.2005 № Ф08-340/2005 («в данной части деятельность ответчика (унитарного предприятия, занимающегося водоснабжением и канализацией. — И. А.) не является предпринимательской, т. е. его ответственность наступает при наличии вины»), от 08.11.2006 № Ф08-5646/2006 и др.

Как видно, анализируемый подход не противоречит позиции других окружных судов. В то же время с практической точки зрения ценность его весьма спорна, так как далеко не каждая коммерческая организация может доказать, что в силу каких-то причин — в частности, социального значения осуществляемой ею деятельности — вправе претендовать на признание данной деятельности непредпринимательской.

Под невозможностью ввода объекта недвижимости в эксплуатацию на практике зачастую понимают невозможность получения необходимых для этого актов государственных органов, таких как разрешение на ввод в эксплуатацию.

Вопрос, может ли акт органа государственной власти или органа местного самоуправления (или уклонение от вынесения подобного акта) квалифицироваться как обстоятельство непреодолимой силы, является дискуссионным. Не разбирая его в рамках настоящей статьи, констатируем лишь, что сложившаяся арбитражно-судебная практика дает на него отрицательный ответ.

К примеру, в Определении ВАС РФ от 29.09.2008 № 12039/08 указано, что «такое обстоятельство, как согласование технических условий, не может быть расценено как чрезвычайное и непредотвратимое обстоятельство в соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ».

В Постановлении ФАС МО от 22.09.2008 № КГ-А40/8568-08 довод заявителя о квалификации изменения срока сдачи дома как обстоятельства непреодолимой силы был отклонен кассационной инстанцией.

Не были признаны обстоятельством непреодолимой силы и решения налогового органа, которыми были приостановлены операции по счетам должника (Постановление ФАС МО от 30.05.2006 № КГ-А40/4491-06), и последствия налоговой проверки должника (Постановление ФАС МО от 15.05.2006 № КГ-А41/3765-06).

Противоположный подход нам удалось обнаружить всего в одном случае: поставщик минеральной воды был освобожден от ответственности в связи с изданием акта территориального агентства по недропользованию о прекращении ранее предоставленного поставщику права пользования недрами (Определение ВАС РФ от 31.08.2007 №10724/07).

* * *

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что ввиду консервативного подхода судебной практики к применению п. 3 ст. 401 ГК РФ практические перспективы освобождения от ответственности путем признания текущей экономической ситуации (или отдельных ее проявлений) обстоятельствами непреодолимой силы крайне невелики.

В то же время позволим себе дать рекомендации на будущее в отношении формулировок условий тех договоров, которые заключаются в настоящее время.

Практика показывает, что стороны при согласовании условий о так называемом форс-мажоре чаще всего идут по пути конкретизации перечня факторов, которые должны относиться к обстоятельствам непреодолимой силы (включая в него, к примеру, решения и акты государственных органов).

Полагаем, что такой подход порочен. Определение обстоятельств непреодолимой силы сформулировано в законе императивно, и попытки сторон наполнить это понятие иным содержанием в положениях договора заведомо обречены на провал.

Однако поскольку вся норма п. 3 ст.401 ГК РФ является диспозитивной, в договоре можно прописать, что сторона не несет ответственности за неисполнение обязательства не только в случаях обстоятельств непреодолимой силы, но также и в иных случаях, перечисленных в договоре. При этом, разумеется, необходимо учитывать ограничения п. 4 ст. 401 ГК РФ о ничтожности исключения ответственности за умышленное нарушение.

Существенно ли изменение?

В первую очередь оговоримся, что широко обсуждавшийся в СМИ вопрос о применимости конструкции ст. 451 ГК РФ в спорах об изменении кредитных договоров (где истцы-заемщики предъявляли к банкам требования об изменении условий договоров, обычно в виде продления сроков погашения кредита) получил свое фактическое разрешение. Прозвучавшее в прессе мнение Председателя ВАС РФ Антона Иванова об отсутствии оснований для применения ст.451 ГК РФ по такого рода делам (см.статью «Помощь кредиторам», «Ведомости». 2009. № 100), пусть и не имеющее формально обязательной силы для нижестоящих судов, с практической точки зрения означает приговор и без того весьма сомнительной позиции истцов.

Косвенным подтверждением этого стало недавнее отрицательное решение АС г. Москвы по спору ОАО «Амурский судостроительный завод» со Сбербанком РФ. Логично предположить, что и другие схожие дела, которые сегодня рассматриваются судами (в том числе иски ОАО «Автодизель», ОАО «Русал Саяногорска», а также ОАО «Холдинговая компания «Главмосстрой» к Альфа-Банку), будут решены аналогичным образом.

Вместе с тем отметим, что негативная практика применения норм о существенном изменении обстоятельств к искам об изменении кредитных договоров еще не означает принципиальную неработоспособность данной нормы в сложившихся условиях. Не будет лишним вспомнить, что в п. 2 ст. 451 ГК РФ предусмотрен достаточно обширный состав доказывания (четыре условия для расторжения договора и пять — для его изменения), что вкупе с традиционно осторожным подходом судебной практики заведомо исключает легкое применение названной нормы. Тем не менее обратим внимание на сложившуюся практику.

Резкое изменение уровня цен противоречиво оценивается судами кассационной инстанции.

В ряде дел суды отвергали аргументы сторон о применении п. 2 ст. 451 ГК РФ, утверждая, что рост цен не удовлетворяет критерию непредвиденности.

Так, в Постановлении ФАС МО от 11.05.2004 № КГ-А40/3323-04 отмечается, что «указывая в договоре точную сумму арендной платы в рублях, прежний собственник здания не мог не учесть возможного повышения стоимости аренды. В связи с чем судом сделан обоснованный вывод об отсутствии совокупности обстоятельств, являющейся основанием для применения ст. 451 ГК и изменения договора в судебном порядке».

В Постановлении ФАС СЗО от 03.04.2003 № А56-21424/02 кассационная инстанция подчеркнула, что «объективно существующие инфляционные процессы следует считать общеизвестным фактом, а кроме того, постоянное возрастание стоимости строительства (в периоды до и после заключения спорного договора) подтверждено имеющимся в деле доказательством».

В другом деле этот же суд аргументировал схожую позицию следующим образом: «Рост рыночных цен нельзя признать таким обстоятельством, которое стороны не могли предвидеть при заключении договора; изменение рыночных цен в сторону увеличения является естественным следствием экономических процессов; резкого скачка цен, вызванного какими-либо чрезвычайными обстоятельствами, в период после заключения договора аренды не наблюдалось; <…> стороны в момент заключения договора не могли исходить из того, что рыночные цены останутся неизменными на протяжении пятнадцати лет — срока, на который заключен договор» (Постановление ФАС СЗО от 15.09.2005 № А56-29510/04). Подобная позиция, впрочем, внушает определенную надежду ввиду указания на «резкий скачок цен» как на возможное основание для применения п. 2 ст. 451 ГК РФ.

Иная точка зрения также находит свое отражение в актах окружных судов. Так, в Постановлении ФАС МО от 15.12.2006 № КГ-А40/11912-06-П установлено «существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, вызванное увеличением рыночной стоимости арендной платы за пользование объектом, переданным в аренду по договору» (стоит отметить, что Определением ВАС РФ от 22.03.2007 № 1635/07 было отказано в передаче данного дела для пересмотра судебного акта в порядке надзора). Похожий подход высказан и в Постановлении ФАС МО от 31.01.2002 № КГ-А40/41-02.

В Постановлении ФАС ДВО от 20.10.2006 № Ф03-А37/06-1/3670 кассация подтвердила доводы нижестоящих судов о том, что «в спорный период имело место существенное изменение обстоятельств, вызванное непрогнозируемым повышением цен на топливно-энергетические ресурсы».

Наконец, заслуживает внимания позиция высшей судебной инстанции, отраженная в Определении ВАС РФ от 16.10.2008 № 10544/08. В ситуации, когда плата по договору аренды недвижимости не изменялась с 2003 г. и была в шесть раз ниже рыночной, ВАС РФ поддержал позицию апелляционной и кассационной инстанций, которые применили к отношениям сторон п. 2 ст. 451 ГК РФ.

Таким образом, несмотря на неоднозначность подходов, общая тенденция судебной практики по признанию отклонения договорных цен от рыночных в связи с течением времени (и тем более ввиду резкого колебания цен) существенным изменением обстоятельств носит положительный характер.

Колебания курсов иностранных валют, напротив, оцениваются судебной практикой в контексте п. 2 ст. 451 ГК РФ скорее отрицательно.

Так, в Постановлении ФАС МО от 04.01.2001 № КГ-А40/6004-00 суд отверг аргументы истца о признании роста курса доллара в связи с кризисом 1998 г. существенным изменением обстоятельств. Окружной суд подчеркнул: «Изменение курса валют, происшедшее 17.08.98, правильно не признано судом в качестве существенного изменения обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора… довод заявителя о том, что в результате изменения курса валют он в значительной степени лишился того, на что рассчитывал при заключении договора, подлежит отклонению».

Подобный подход был высказан этим же судом по другому делу со следующей (достаточно спорной, на наш взгляд) аргументацией об отсутствии непредвиденного характера кризиса: «Такие обстоятельства, как финансовый кризис 1998 г., вызванный резким падением курса рубля по отношению к американскому доллару, стороны могли предвидеть при заключении договора, поскольку аналогичные процессы уже имели место в большей или меньшей степени на протяжении последних 10 лет» (Постановление ФАС МО от 25.01.2000 № КГ-А40/4646-99).

В другом случае кассационная инстанция Московского округа заявила, что «дефолт, девальвация рубля и резкий рост стоимости доллара США… не изменили предмет и обязательства сторон по спорному договору и не являются действием непреодолимой силы, в связи с чем не могут служить основанием для изменения условий договора в силу требований, установленных статьей 451 ГК РФ» (Постановление ФАС МО от 30.03.2004 № КГ-А40/1895-04).

Заметим, что такой подход сохраняется и в судебных актах, вынесенных сравнительно недавно. Так, в Постановлении ФАС ЗСО от 11.01.2007 № Ф04-8719/2006(29809-А75-16) суд отметил, что «дефолт сам по себе нельзя расценивать как существенное изменение обстоятельств, повлекших для истца последствия, установленные в статье 451 ГК РФ… несмотря на то, что вины истца в росте курса доллара США не имеется, с учетом экономической нестабильности страны, имеющихся уроков резкого скачка курса доллара и того, что расчет с заимодавцем должен производиться в январе 2006 г., заемщик мог разумно предвидеть возможность повышения курса доллара». Любопытен также вывод суда, что, поскольку «соотношение рубля и иностранной валюты постоянно меняется, заключив договор на получение займа в долларах США, ОАО уже взяло на себя риск изменения курса доллара по отношению к рублю» (Определением ВАС РФ от 28.04.2007 №5003/07 было отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора).

Равным образом в Постановлении ФАС ВСО от 19.01.2006 № А33-23686/04-С1-Ф02-6957/05-С2 по делу, в котором истец ссылался на «изменение курса иностранной валюты по отношению к рублю; увеличение размера заработной платы; изменение тарифов на электроэнергию (в сторону увеличения); изменение тарифов на перевозку грузов железнодорожным транспортом; остановку производственной деятельности предприятия; вывод из эксплуатации оборудования и снижение потребляемой мощности электроэнергии», кассационный суд поддержал позицию первой инстанции в том, что «указанные истцом обстоятельства не могут быть приняты и оценены в качестве существенно изменившихся применительно к правилам ст. 451 ГК РФ, поскольку охватываются рисками предпринимательской деятельности».

Отсутствие кредитного финансирования, как представляется, явно не соответствует критерию непредотвратимости. В судебной практике аргументы такого рода встречаются лишь как вспомогательные, и, как правило, суды отвергают их без развернутой оценки.

В большинстве случаев суды отказывают и в применении п. 2 ст. 451 ГК РФ при недостаточности или отсутствии бюджетных средств (Постановление ФАС ВСО от 13.02.2003 № А78-5782/02-С1-16/130-Ф02-178/03-С2, Постановление ФАС ЦО от 14.01.2004 № А14-3159-03/94/31 и др.).

* * *

Как следствие, имеются определенные перспективы у обращения с требованием о расторжении либо изменении договора на основании п. 2 ст. 451 ГК РФ в связи с изменением экономической ситуации, включая резкое изменение цен.

Однако истцу необходимо быть готовым к доказыванию всех элементов состава, предусмотренного п. 2 ст. 451 ГК РФ, а при предъявлении требования об изменении договора — также и п. 4 данной статьи. Вместе с возможным негативным настроем судов, вызванным расширительным толкованием позиции, высказанной Председателем ВАС РФ в СМИ, это позволяет оценивать иски о расторжении или изменении договоров на основании ст. 451 ГК РФ как достаточно сложную, но далеко не во всех случаях невозможную задачу.

***

Илья Алещев, юрист, юридическая фирма «Алимирзоев и Трофимов»

Источник: газета "эж-ЮРИСТ"

Обсудить материал на юридическом форуме...

Версия для печати
Юридическая помощь и цены
Консультации по вопросам налогообложения, жилищным и юридическим вопросам
Публикации
Создание сайта «Ай-Ти Дизайн»
 

© 2003-2016 «ЮРИНФОРМ-ЦЕНТР», Санкт-Петербург. | Карта сайта
Большой пр. П.С., д. 18. Тел. +7 (812) 718-69-18
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
онлайн консультация юридическая консультация

Сайт наших партнеров. Компания Demis Group.