Главная
О компании
Юридическая помощь и цены Юридическая консультация Юридическая помощь физическим лицам
Адвокаты
Партнеры
Новости
Публикации
Контакты  
Юридические услуги Наш офис:
197198, Россия, г. Санкт-Петербург,
Большой пр. П.С., д. 18
Время работы: пн.-пт. с 10 до 19
Рус Eng
(812) 718-69-18

Разделы:

Сделки с недвижимостью

Корпоративное право

Интеллектуальная собственность

Семейное право

Комментарии законодательства

Налоговое право

Ипотека

Судебная практика

Видео публикации


Партнеры



Корпоративное право


1 июня 2008

Правовой режим коммерческой тайны и налоговая проверка

Бытует мнение о том, что для налоговой инспекции нет каких-либо недоступных документов. Налоговый орган может даже «ознакомиться» со сведениями, составляющими банковскую тайну. Так ли это на самом деле, мы попытаемся разобраться в этой статье.

Какой секрет неуязвим?

Коммерческая тайна постепенно оформляется в виде гражданско-правового института. Согласно статье 3 Закона от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне», под коммерческой тайной понимается конфиденциальность информации, позволяющая ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду. Под режимом коммерческой тайны понимаются правовые, организационные, технические и иные меры по охране конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну, принимаемые ее обладателем.

Статья 5 закона № 98-ФЗ содержит значительный перечень сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну. Ранее перечень этих сведений был закреплен постановлением Правительства РСФСР от 5 декабря 1991 г. № 35 (в ред. постановления Правительства РФ от 3 октября 2002 г. № 731) «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну». Эти два перечня принципиально отличаются друг от друга по своему содержанию. Законом № 98-ФЗ, в отличие от постановления № 35, прямо не запрещается включать в состав сведений, не составляющих коммерческую тайну, бухгалтерскую и налоговую отчетность, то есть «сведения, необходимые для проверки исчисления и уплаты налогов», а также «документы об уплате налогов и обязательных платежах», сведения о заключенных договорах.

Несмотря на то что после принятия закона № 98-ФЗ постановление № 35 официально не отменялось, последнее, руководствуясь принципом верховенства закона, следует признать фактически недействующим. Подобная позиция ранее уже высказывалась аудиторами. Таким образом, вся хозяйственная деятельность предприятия может быть ограничена режимом коммерческой тайны.

Нет ноу-хау, нет и тайны…

Однако это утверждение не означает, что документация предприятия является абсолютно неприкосновенной в случае налоговой проверки. Так, пункт 11 статьи 5 закона № 98-ФЗ указывает, что лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, не может быть установлен режим коммерческой тайны в отношении сведений, обязательность раскрытия которых или недопустимость ограничения доступа к которым установлена иными федеральными законами. Обратим внимание, что данное ограничение распространяется только на субъектов предпринимательской деятельности, хотя закон не связывает режим коммерческой тайны только с предпринимательством. По нашему мнению, такая тайна может быть и у некоммерческих структур, которые вправе, наряду с основной, вести предпринимательскую деятельность для достижения уставных целей и задач. Поэтому они также могут быть субъектами коммерческой тайны.

Пункт 11 статьи 5 закона № 98-ФЗ направлен на раскрытие информации для неограниченного круга лиц, независимо от наличия у них властных полномочий.

Право государственных и муниципальных органов власти и управления на получение информации, составляющей коммерческую тайну, прямо закреплено в статье 6 закона № 98-ФЗ. В отношении запросов правоохранительных органов — этот случай особо оговорен в пункте 3 статьи 6 закона № 98-ФЗ — правовые нормы носят бланкетный характер, поскольку отсылают к соответствующему законодательству, в котором закрепляются права конкретного органа. Так, налоговые органы вправе получать информацию от налогоплательщика в силу прямого указания статьи 31 Налогового кодекса. Поэтому налоговые органы вправе требовать от предприятий представления налоговой и бухгалтерской документации безотносительно к тому, «охвачены» ли интересующие сведения режимом коммерческой тайны или нет. Иное положение вещей было бы нелогично и полностью бы блокировало возможность контроля государства за коммерческим сектором.

Также следует учитывать не только такое свойство коммерческой тайны, как неизвестность ее третьим лицам, но и обусловленность необходимости соблюдения режима секретности этих сведений возможностью получения прибыли в будущем и увеличения доходов (избежания неоправданных расходов) за счет ноу-хау. Представляется, что налоговая проверка при условии законного ее проведения сама по себе не может повлиять на возможность получения доходов при отсутствии этого ноу-хау. Кроме того, налоговые органы в целом и их сотрудники несут установленную законом ответственность за разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну предприятия.

Альтернативный режим

Более строго закон защищает сведения, составляющие служебную тайну. Однако, нормы, регламентирующие оборот сведений, составляющих служебную тайну, разрознены и не объединены в режим, свойственный коммерческой тайне.

Тем не менее сведения, составляющие служебную тайну, в определенных случаях не могут быть истребованы в ходе рядовой проверки даже государственными органами, в том числе и налоговой инспекцией. Так, налоговые органы не вправе требовать представления соглашений об оказании юридической помощи и актов выполненных работ от адвокатов и адвокатских образований, поскольку профессиональную тайну составляет сам факт обращения к адвокату, включая имена доверителей — физических лиц или названия организаций, не говоря уже о содержании оказанной юридической помощи. Ссылки проверяющих на свои права, предусмотренные статьей 31 Налогового кодекса, будут являться неправомерными в силу запрета, предусмотренного пунктом 4 статьи 82 Кодекса. В некотором роде данные рассуждения могут быть применены и к представителям иных профессий, деятельность которых связана с охраной тайны частной жизни граждан — нотариусов, аудиторов и т. д. Однако известной судебной практики по таким делам нет.

В то же время существует хорошо отлаженная судебная практика по охране служебной тайны в банковской сфере. Например, постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 7 июня 2007 г. № 09АП-6993/2007-АК были удовлетворены исковые требования банка о признании незаконным решения налогового органа о привлечении кредитной организации к налоговой ответственности в связи с отказом от представления запрашиваемой информации. Суд указал, что в соответствии с пунктом 2 статьи 86 Налогового кодекса банк обязан представлять инспекции ФНС только справки по счетам и операциям налогоплательщиков и не обязан предоставлять иные сведения.

Налоговый орган же, судя по содержанию его запроса, «нуждался» в информации не по исполнению договора банковского счета, а в иной — фискальной информации, охраняемой банковской тайной. Интересно, что при этом инспекция ссылалась на статью 87 Кодекса, в соответствии с которой она вправе истребовать документы у банка как третьего лица при проверке деятельности налогоплательщика.

Таким образом, эффективность режима коммерческой тайны при налоговой проверке может изменяться в зависимости от организационно-правовой формы компании и ее уставной деятельности.

Комментарий

Юрисконсульт Аудиторско-консалтинговой группы BKR-Интерком-Аудит Вячеслав Кискин:

— Необходимо отметить, что законодательство обязывает организации раскрывать информацию органам государственной власти по их запросу, в том числе относящуюся к коммерческой тайне (ст. 6 Закона от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне»).

Истребование информации и документов о деятельности налогоплательщика может происходить как в рамках налоговой проверки, так и при рассмотрении материалов налоговой проверки в случае назначения руководителем (заместителем руководителя) инспекции ФНС дополнительных мероприятий налогового контроля (п. 1 ст. 93.1 НК).

Налоговый орган при наличии обоснованной необходимости может истребовать вне рамок проведения проверок информацию о конкретных сделках у участников сделки или у иных лиц, располагающих информацией о сделке (п. 2 ст. 93.1 НК).

Между тем рекомендуется обращать внимание на правильность составления запросов о предоставлении документов и информации, которые должны содержать четкий перечень запрашиваемых документов. Как показывает арбитражная практика, если в запросе не указано точное количество запрашиваемых документов, то привлечь налогоплательщика к ответственности по статье 126 Налогового кодекса невозможно. Более того, если организация уверена, что часть документов представлять не обязана, то она может не выполнять требование инспекторов (ст. 21 НК).

В отдельных случаях на незаконность привлечения к ответственности по статье 129.1 Кодекса лиц за неправомерное несообщение (несвоевременное сообщение) сведений указывает арбитражная практика (см. постановление ФАС Московского округа от 21 июля 2004 г. № КА-А40/6066-04).

Автор: Иван Кузьмин

Источник: журнал «Московский бухгалтер»

Версия для печати
Юридическая помощь и цены
Консультации по вопросам налогообложения, жилищным и юридическим вопросам
Публикации
Создание сайта «Ай-Ти Дизайн»
 

© 2003-2016 «ЮРИНФОРМ-ЦЕНТР», Санкт-Петербург. | Карта сайта
Большой пр. П.С., д. 18. Тел. +7 (812) 718-69-18
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
онлайн консультация юридическая консультация

Сайт наших партнеров. Компания Demis Group.